Стала известна рассадка депутатов в Раде: где на самом деле удобнее сидеть в сессионном зале

Стала известна рассадка депутатов в Раде: где на самом деле удобнее сидеть в сессионном зале

Новый парламент наконец разобрался с самым дискуссионным вопросом последних недель — рассадкой нардепов в зале.

Половина зала
Варианты рассадки нардепов обсуждались с 9 августа. По словам лидера партии «Слуга народа» («СН») Дмитрия Разумкова, это был один из самых дискуссионных вопросов. В итоге фракция «СН» планирует занять первые девять рядов, а также все места, прилегающие к правительственной ложе. Остальные фракции отправят на галерку.

«Слуги» забрали себе всю половину зала возле президиума, ложи правительства и гостевой ложи. Фракции меньшинства получили места в глубине зала. В принципе, после дискуссий мы вышли на это компромиссное решение, которое поддержали все политические группы», — отметила будущий нардеп от «ЕС» Ирина Геращенко.

Эксперты схему рассадки оценивают по-разному. Политолог Евгений Магда говорит о неочевидном решении, к которому надо было прибегнуть депутатам:

«Есть простой и эффективный жест для полсилы, получившей уникальную поддержку избирателей: не сажать никого на первый и часть второго рядов сессионного зала. Это продемонстрирует, что в округах на оккупированных территориях выборы не проводились».

Его коллега Игорь Петренко считает, что монополия на первые ряды может аукнуться оппозиции.

«Учитывая, что возможности повлиять на решения, принимаемые большинством, у оппозиции нет, то ей остается только блокировка трибуны. Но теперь, когда «СН» будет контролировать территорию вокруг трибуны, это будет куда сложнее сделать. Хотя новая схема рассадки полностью не снимает варианта блокировки — у нас же и ночевали у трибуны, и даже ночью ее штурмовали», — добавил он.

Первый и последний
А вот нардеп VIII созыва Вадим Денисенко, который сидел на последнем ряду ВР, говорит, что место никак не влияет на работу депутата.

«Тут нет ни позитива, ни негатива — нет никакой разницы, где сидеть. А по поводу вот этого конспирологического шума вокруг блокировки трибуны… В принципе, фракция, у которой есть больше 250 голосов, а также свой спикер и его зам, блокировку трибуны может допустить только из-за невежества ее руководителей».

Не согласен со своим коллегой по созыву нардеп Игорь Луценко, который сидел в первом ряду.

«Тут есть несколько вопросов. Например, у нас были депутаты с очень громкими и неприятными голосами, которые очень любили выступать. Это просто-напросто выматывает, когда ты сидишь непосредственно перед трибуной, — объясняет Луценко. — Второе — видимость того, что ты делаешь на телефоне или компьютере. Очень часто приходилось брать ноутбук и идти работать на другие места, под балконами, чтобы никто не подсматривал, что же я там такое пишу и кому. Ну и вообще, когда ты сидишь на первом ряду, иногда очень неудобно выходить из зала. В общем, удобнее сидеть там, где никто тебя не видит: в конце зала или под балконами сбоку. К слову, именно эти места одни из самых удобных — там и столы больше, чем на остальных рядах».

Комитеты: 31 человек на аграрную политику и семеро на свободу слова
На этой неделе решился также вопрос о количестве народных депутатов в комитетах Верховной Рады. Напомним, что подготовительная группа решила сократить их количество с 27 до 23: в Верховной Раде IX созыва не будет, например, комитета по вопросам промышленной политики и комитета по делам ветеранов. А вот самыми большими станут комитеты аграрной и земельной политики, бюджета, организации государственной власти, а также налоговой и таможенной политики. В них будет по 31 парламентарию. Большинство кресел уйдут представителям «Слуги народа» — от президентской партии в этих комитетах будет по 19 человек. Наиболее малочисленными планируют сделать комитет интеграции Украины с ЕС и комитет по вопросам свободы слова. Каждый из них будет состоять из семи человек. Четверо из них будут «слугами народа», а вот внефракционных парламентариев там не будет вообще. Некоторые будущие депутаты от меньшинства уже осудили такое решение. Иванна Климпуш-Цинцадзе (прошла по спискам «Европейской солидарности») отмечает, что изначально на переговорах шла речь о том, что в евроинтеграционном комитете будет от 7 до 31 депутата.